Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Все новости Вологда
Пандемия коронавируса. Самое актуальное на 5 июля Общество, 09:21 Страховщики сочли незначительными доходы от «коронавирусных» полисов Финансы, 09:00 Врач назвал сроки второй волны коронавируса Общество, 08:33 Протестующие в Балтиморе снесли памятник Колумбу Общество, 08:06 Золтан Истван — РБК Pro: «Миллиардеры боятся говорить о бессмертии» Pro, 08:00 Первый премьер ДНР заявил о скором вхождении Донбасса в состав России Политика, 08:00 На юго-западе Японии из-за ливней погибли 16 человек Общество, 07:26 Протестующие возле Белого дома сожгли флаг США после речи Трампа Политика, 06:53 Канье Уэст вновь заявил о планах баллотироваться в президенты США Политика, 06:14 В Вашингтоне прошел авиапарад по случаю Дня независимости США Политика, 06:08 Человек погиб от падения деревьев на палаточный лагерь под Красноярском Общество, 05:10 Космические туристы подписали контракты на полет к МКС на «Союзе» Технологии и медиа, 05:00 В Зеленограде погиб один человек при пожаре в квартире многоэтажного дома Общество, 04:37 СМИ сообщили о падении ракет возле посольства США в Багдаде Политика, 04:13
Вологда ,  
0 

Лесная отрасль Вологодчины: между перепроизводством и коронавирусом

Пережив острую фазу одного из самых глубоких кризисов перепроизводства с 2008 года, вологодские лесники и деревообработчики учатся жить в условиях коронавируса и климатических аномалий.
Фото: РБК ВО
Фото: РБК ВО

Последние 3 года для лесной отрасли региона были сложными. Как отмечают в профильном департаменте областного правительства, проблемы начались ещё в 2017 году, когда тёплая зима и дождливое лето, затруднившие заготовку и вывозку древесины, отбросили объёмы заготовки древесины (15,7 млн кубометров) к уровню 2015-2016 годов.

При этом новые инвестиционные проекты и предприятия, увеличивающие мощности по лесопереработке, требовали всё больше леса. Резко выросла сырьевая конкуренция между лесопереработчиками, фанерные комбинаты, лесопильные производства ощутили значительный дефицит сырья.

Хроника кризиса

В 2018 году, напротив, условия для заготовки древесины были благоприятными. Предприятия активно закупали сырье, увеличивали объемы производства, активно создавали запасы сырья на межсезонье. Наблюдался рост объемов производства по всем основным видам лесопродукции. На уровне позапрошлого года оставались только объемы производства клееной березовой фанеры. Всего в течение года было заготовлено 17,7 млн куб.м. древесины (рекордный показатель за всю историю, рост к 2017 году 113%).

Продукция лесопромышленного комплекса области является экспортоориентированной и поставляется более чем в 50 стран мира. Основными потребителями лесопродукции являются Китай и страны Евросоюза. Всего лесопромышленными предприятиями области за 2018 год отгружено продукции на сумму более 56,3 млрд рублей, что на 15 млрд рублей больше уровня 2017 года, в процентном выражении рост составил 42%.

Однако в январе 2019 года крупнейшие мировые производители объявили о снижении цен на свою лесопродукцию в среднем она 10-15%. Причиной этого стали макроэкономические процессы взаимодействия крупнейших стран-потребителей продукции ЛПК, в том числе вводимые США санкции в отношении Китая. Это потянуло за собой весь рынок лесопродукции, произошло масштабное падение цен на древесину и целлюлозу. Склады производителей целлюлозы и бумаги (Финляндия, Швеция) оказались затоварены балансами из России.

Аналитики группы компаний «Вологодские лесопромышленники» отмечают ещё несколько независимых друг от друга причин спада. Это, например, резкое сокращение предложения пиломатериалов на рынке США в первом полугодии 2018 года из-за эпидемии короеда и лесных пожаров, которое привело к формированию отложенного спроса и резкому (в 2 раза) росту, Во втором полугодии ситуация изменилась зеркально — предложение резко превысило спрос, и цены на пиломатериалы обвалились. Кроме того, торговая война с США и введение 25% пошлины на мебель из Китая также снизили потребление древесины мебельной отраслью страны. В конце лета 2018 года правительство Египта, которое является основным заказчиком строительных проектов, в одностороннем порядке удлинило сроки оплаты работ подрядчикам. Это привело к кризису неплатежей по всей цепочке поставок строительных материалов, включая пиломатериалы, и затовариванию строительного рынка. В этих условиях многие поставщики пиломатериалов перенаправили часть своих товаров в Европу, которая смогла продержаться до конца 2018 года, но нахлынувшая волна избыточного предложения с января 2019-го обвалила и этот рынок.

Генеральный директор АО «ЧФМК» Илья Коротков свидетельствует: предприятия в 2019 году вынуждены были сокращать объемы выпуска своей продукции. Рынок фанеры, к примеру, стагнировал весь 2019 год.

Эксперты отмечают, что сложности, связанные с перепроизводством, имеют цикличный характер и повторяются примерно раз в десять лет. Аналогичная ситуация была в 2008 году. Исходя из сложившейся практики, срок восстановления производственной и финансовой стабильности лесной отрасли обычно составляет от одного до полутора лет.

«Пока ситуация сильно не изменилась. Нам удалось добиться как минимум стабилизации цен и ежемесячные объемы уже не снижаются. Ситуация на рынке стабилизировалась. В долгосрочной перспективе мы будем ожидать возвращения пусть не к 2018 году, но хотя бы к 1 кварталу 2019 года, потому что за спадом всегда наступает подъем», — говорит Коротков.

Но гендиректор ЧФМК убежден: к максимальному уровню производства 2018 года отрасли по разным причинам вернуться уже не удастся. Во-первых, основные мировые рынки (Китай, Америка, Европа) замедлили свое развитие, объемы потребления не растут так быстро, как раньше. Во-вторых, не в очень хорошей ситуации находится и российский рынок, а дополнительно ко всему российские производители нарастили объемы и готовы выдать гораздо больше продукции, чем было раньше.

Капризы природы

Илья Коротков отмечает еще один фактор, который в последнее время стал оказывать определяющее негативное влияние на развитие отрасли — по крайней мере на Северо-Западе России. Это изменение климата. Повторение тёплой зимы снова остро поставило проблему сырьевой обеспеченности деревопереработчиков. К сожалению, для них лесозаготовители пытаются использовать ситуацию в свою пользу — существенно повышая цены на древесину.

«Проблема состоит в том, что в 2019 году цены на продукцию и объемы продаж упали и пока не пошли в рост, поэтому сейчас мы не можем компенсировать издержки за счёт своих клиентов. То, что происходит сейчас в лесу — это чисто природный катаклизм, форс-мажорное обстоятельство для отрасли. Зарабатывать лесозаготовителям на форс-мажоре, я считаю, не совсем этично, особенно если они хотят выстраивать какие-то долгосрочные отношения со своими покупателями», — говорит гендиректор ЧФМК.

Если глобальное потепление — не шутка, и климат будет каждый год преподносить такие сюрпризы, нужно, по-видимому, кардинально менять философию отрасли и подход к лесозаготовке, полагает Коротков. По его мнению, лесная отрасль, как и сельское хозяйство, становится все более метеозависимой. Возможно, государству пора задуматься о системном подходе к лесообеспечению. Например, создавать программы по строительству лесных дорог, возможно, на условиях государственно-частного партнерства.

«Лесной» кризис и мировое падение деловой активности

На вопрос, как ситуация в отрасли связна с ситуацией в мировой экономике в целом, источник в «Вологодских лесопромышленниках» отвечает: «Напрямую! Более 80% пиломатериалов и других материалов из древесины используются в строительстве, а эта отрасль в силу большой капитало- и материалоемкости прямо отражает состояние экономики и деловой активности».

По мнению источника, спад на мировых рынках привел к снижению цен на готовую продукцию (пиломатериалы, фанеры, бумагу), а теплая зима поставила в сложные условия лесозаготовителей. Им с гораздо большими затратами удается добывать продукцию из леса, в таких условиях объемы сырья на рынке падают и за него обостряется конкуренция. Все это негативно сказывается для всех сторон лесного бизнеса: снижение спроса на готовую продукцию и мировых цен, снижение объемов заготовки круглого леса и рост ее себестоимости, а как результат — переработка сырья в убыток, а значит, спад в переработке. Итог все этого — отсутствие инвестиций и дальнейшее снижение переработки.

«Наша компания интегрирована в общемировые экономические процессы. Поэтому мировой спад потребления естественным образом сказывается на нас. Ситуацию усугубляет наметившаяся тенденция сдерживания экономического роста в России. Предыдущее правительство не раскачало экономику, проекты не заработали, вливания в экономику не было. Сегодня рост экономики — 0,6% — это, конечно, ни о чем. У нас надежда одна, если заработают проекты, будет вливание в экономику, включится нормальный режим спроса, тогда рынок подстегнет потребление, и мы сможем интенсивнее реализовывать нашу продукцию и вкладывать деньги в развитие», — говорит Илья Коротков.

В отраслевом департаменте областного правительства на ситуацию смотрят более оптимистично, отмечая её «временный характер». Чиновники считают, что деловая активность крупных и средних игроков остается на прежнем уровне, потому что «расслабляться в данной ситуации — значит проиграть».