Лента новостей
Все новости Вологда
Экс-главу внешней разведки Ливии эпохи Каддафи освободили из тюрьмы Политика, 17 фев, 23:56 ФРГ предупредила о прекращении выдачи своих граждан Британии после Brexit Политика, 17 фев, 23:55 Умер народный артист России Загир Валитов Общество, 17 фев, 23:35 Посольство России прокомментировало появление флага на соборе в Солсбери Политика, 17 фев, 23:11 В Белом доме заявили о готовности Трампа применить вето при споре о ЧП Политика, 17 фев, 23:02 В Чернобыльской зоне отчуждения загорелся лес Общество, 17 фев, 22:45 Захарова сочла статью Times о здоровье Скрипаля «управляемой утечкой» Политика, 17 фев, 22:18 Ведущие и ведомые: о чем в Мюнхене спорили Россия, США и ФРГ Политика, 17 фев, 21:51 Петербургский вуз попросил проверить еще три корпуса после обрушения Общество, 17 фев, 21:48 Российские биатлонисты заняли 11-е место в сингл-миксте на этапе в США Спорт, 17 фев, 21:32 СМИ узнали о просьбе Белого дома выдвинуть Трампа на Нобелевскую премию Политика, 17 фев, 21:31 Высокая конкуренция: как создать сеть магазинов натуральных продуктов РБК и «Билайн» Бизнес, 17 фев, 21:10 Власти посоветовали москвичам спрятаться от ветра в метро Общество, 17 фев, 21:08 Орешкин исключил обвал рубля Экономика, 17 фев, 20:45
Вологда ,  
0 
Евгений Коротков — РБК: «Политические заявления я не комментирую»
Генеральный директор Череповецкого фанерно-мебельного комбината прокомментировал РБК Вологодская область результаты работы лесной отрасли региона.
Евгений Коротков, Генеральный директор Череповецкого фанерно-мебельного комбината (Фото: gorodche.ru)

В 2016 году лесопромышленный комплекс области вырос в физических объёмах по всем отраслям: по обработке древесины и производству изделий из дерева — на 6,9%, по лесозаготовкам — на 1,4%, но больше всего по целлюлозно-бумажному производству — на 21,6%.

По данным департамента лесного комплекса Вологодской области, объем заготовки древесины вырос на 7,4%, производство пиломатериалов увеличилось на 8,3%, домов деревянных заводского изготовления — на 15,3%, плит древесноволокнистых твердых — на 5,4%, бумаги — на 19%, картона — на 31%.

Предприятия ЛПК Вологодчины отгрузили продукции на сумму 37,6 млрд руб. — на 13% больше чем в 2015 году.

Как отметил начальник департамента лесного комплекса региона Роман Марков, лесопромышленный комплекс области стабильно развивается и в настоящее время занимает ведущие позиции среди регионов России по основным видам продукции. Сегодня он на втором месте он по заготовке древесины и производству деревянных домов заводского изготовления; на третьем — по производству фанеры и древесно-стружечных плит; на четвертом — по производству пиломатериалов.

РБК Вологодская область обратился за комментарием к этим цифрам руководителя одного из крупнейших деревообрабатывающих предприятий Вологодской области — Евгению Короткову:

— Лесная отрасль, в целом отработала хорошо, — заявил гендиректор АО «ЧФМК». — Наш комбинат тоже дал огромный рост производства — 15% по фанере, 7% по ДСП. Рост впечатляющий, учитывая, что это результат получен не в результате строительства нового производства, а за счет реорганизации, реконструкции старого. Но все это рекорды в физических объемах — денег мы заработали гораздо меньше.

— Почему?

— Из-за резких скачков курса рубля по отношению к доллару. Вспомните — доллар в начале января 2016 года стоил 84 рубля, а сегодня — 60-т. Как только рубль дешевеет, на внешнем рынке сразу начинается свистопляска: сразу все снижают цены, начинают говорить об издержках. Но это временно.

— То есть такие вещи не дают «эффекта 1997 года», подстегнувшего отечественный экономический рост?

— Нет, сегодня это даёт временный эффект. Внутренние издержки подрастают мгновенно, сырьевики, лесники в среднем подняли цену на 60%. То есть буквально за 2-3 месяца все издержки резко увеличились. Курс рубля вырос, а цены не изменились. Плюс курсовая разница, которая тоже всегда дает снижение прибыли. Обидно, что коллектив, который отработал отлично, из-за конъюнктуры рынка — российского и мирового — понёс потери. Нет, конечно, мы отработали с прибылью, нормально, но далеко не так, как могли бы при том росте производства, который у нас был. И мы не одни такие.

— А, что можно сказать по другим направлениям лесного комплекса?

— Получше результаты у тех, кто занимаются лесопилением, особенно на китайском рынке, где не было большого падения. На европейском оно было. Поэтому на курсовой разнице они подросли, но и это все временный эффект. Сегодня всем очень тяжело. Работаешь уже с мизерной рентабельностью — конкуренция на рынке плиты ДСП обострилась чрезвычайно, дикая конкуренция в России.

— Кстати, много ли у ЧФМК конкурентов в нашем регионе?

— Достаточно: комбинаты в Шексне, Вохтоге. И по фанере много конкурентов. Вообще по России конкуренция очень сильная. Жестокая. И она обостряется: цены падают, а издержки у нас всегда растут.

— Что происходит на экспортном направлении?

— Тоже самое. Тот же рост конкуренции. Потому что, как только «свалился» внутренний рынок, все предприятия выдвинулись с фанерой на внешний рынок.

— Лесная отрасль считается одной из базовых для региона. Вы согласны с заявлением губернатора, которое он сделал в конце прошлого года по поводу того, что благодаря прочим отраслям Вологодская область преодолела «монозависимость» от металлургии?

— Политические заявления губернатора я не комментирую.

— И все же, способен ли комплекс другие отраслей региональной экономики составить альтернативу металлургам?

— Пока не способен. Многие наши отрасли по-прежнему нуждаются в поддержке. И, к сожалению, по лесным ресурсам мы не очень сильно поддерживаем производителей, которые могут и готовы инвестировать внутри региона.

— Что вы думаете об общей экономической ситуации в стране?

— Ситуация не очень хорошая. И я не питаю особых иллюзий, не понимаю, когда начинаются разговоры о каком-то «экономическом подъеме». Если падение вместо 3% составляет 1% — это же все равно падение, а не подъем! Хотя, понятно, что общеэкономический процесс идет, его не остановить. Ясно, что в любом случае люди живут и вынуждены что-то делать. Заметны перемены к лучшему на крупных наших предприятиях, с которыми мы взаимодействуем, покупаем, например, запчасти и т.д. Между прочим, теперь даже программное обеспечение мы уже заказываем у своих производителей. То есть изменения к лучшему происходят, но идут не такими темпами, как хотелось бы.