Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Все новости Вологда
Совбез ООН обсудит военную операцию Турции в Сирии Политика, 20:23 СМИ анонсировали уход Габулова с поста президента «Алании» Спорт, 20:19 Контактная группа не договорилась о новой дате разведения сил в Донбассе Политика, 20:17 Москва раскрыла «основную договоренность» курдов и Дамаска в Сирии Политика, 20:12 ЛУКОЙЛ стал партнером Фридмана по добыче газа в ОАЭ Бизнес, 20:06 Киев потребовал распустить ДНР и ЛНР для соглашения по Донбассу Политика, 19:42 Минобороны показало карту сил в Сирии после начала операции Турции Политика, 19:35 Чемпион «Формулы-1» Хэмилтон заявил о желании бросить все Спорт, 19:27 СК показал подозреваемых в убийстве продававшей машину женщины Общество, 19:25 «Газпрому» принудительно отключили импортную технику через спутник Бизнес, 19:23 Путин подарил наследному принцу Абу-Даби белого кречета Политика, 19:03 Что случилось за день. Главные новости РБК Общество, 19:02 Ступени из могильных плит у Театра эстрады в Москве пообещали заменить Общество, 18:55 Зима близко: как пережить суровые условия без вреда для машины РБК и Dunlop, 18:53
Вологда ,  
0 
Валерий Чернышов: «Вологодская область – это торфяное Эльдорадо»
Валерий Чернышов (Фото: Архив Валерия Чернышова)

О не использованном до сих пор минерально-сырьевом потенциале, хранящемся в недрах региона, РБК Вологодская область рассказал доцент кафедры географии Вологодского госуниверситета.

Валерий Чернышов — настоящий универсал в своей отрасли знаний — не только геолог-практик, но и геофизик, гидрогеолог, геодезист. Несколько лет он возглавлял управление геологии областной администрации, работал ведущим специалистом департамента природных ресурсов правительства Вологодской области. Сегодня Валерий Чернышов занимается педагогической деятельностью, оставаясь одним из самых авторитетных экспертов проектов, связанных с добычей полезных ископаемых.

— Валерий Иванович, почти три года прошло с тех пор, как сразу две вологодские компании получили лицензии на право разведки нефти на территории Вологодской области. Но очень похоже, что воз и ныне там?

— На самом деле история этого вопроса куда более продолжительна: она насчитывает без малого полвека. Еще на рубеже 60-х и 70-х годов прошлого столетия начались геологические изыскания в Грязовецком районе, где предполагается наличие нефтяных месторождений в промышленных объемах. Была даже пробурена разведочная скважина, но в конечном итоге гора родила мышь.

Нефтяная вышка (Фото: Архив Валерия Чернышова)

Камнем преткновения оказались деньги. Ни в те давние, ни в более поздние времена средств на доведение проекта до стадии добычи так и не нашлось.

Судя по всему, компании, о которых вы говорите, оказались заложниками того же финансового вопроса. Надо понимать, что в тот момент, когда оформлялись лицензии, нефть на мировых биржах стоила свыше 100 долларов за баррель, но, когда дело дошло до практических работ, цены уже сильно упали. Даже рентабельность добычи нефти из работающих скважин в ряде случаев опустилась до критического минимума, а уж затраты на разведку и пробное бурение стали слишком дорогим удовольствием.

— Получается, что в нынешних экономических условиях Вологодчина бесперспективна с точки зрения добычи полезных ископаемых?

— Нет, это не так. Хотя бы потому, что ископаемые ресурсы недостаточно добыть. Их надо еще доставить потребителю, и в этом смысле Вологодская область является удобным транзитным регионом, который вправе иметь свою долю в прибавочной стоимости.

К тому же нефть — очень важное, но не единственное природное сокровище.

Вологодская область — настоящее торфяное Эльдорадо. Запасы торфа на территории Вологодчины оцениваются астрономической цифрой — почти 3 млрд. тонн, составляя свыше 35% всех разведанных запасов европейской части России. В административных границах Вологодчины расположено свыше 2300 месторождений торфа, в том числе крупнейшие в Европе Уломское и Уломское-2.

К сожалению, истинное значение этого вещества у нас недооценивают. Торф — это горючее, удобрение, стройматериал, сырье для химической и медицинской промышленности.

На разрезах Сухоны (Фото: Архив Валерия Чернышова)

Сегодня вологодские предприятия, занимающиеся торфом, находятся в упадке. 10 тысяч тонн торфа, добываемых в год — это горькие слезы. Для сравнения — в соседней Кировской области, где запасы кратно меньше, чем у нас, ежегодно добывают свыше полумиллиона тонн!

— В середине 90-х оживленно обсуждались еще две темы, связанные с вологодскими недрами: алмазы и золото, но со временем разговоры затихли? Что можете сказать по этому поводу?

— Добыча золота — особая тема. Вы когда-нибудь видели драгу? Это такое сооружение для извлечения золота из пустой породы. Там, где этот чудо-механизм пройдет, окружающая местность на годы вперед будет напоминать лунный пейзаж: ни растений, ни животных, только горы песка и глины. Думаю, в этом случае мы столкнулись бы с мощным сопротивлением защитников природы — и их можно понять. Тем более что золота в тех объемах, которые окупили бы ущерб природе, в наших краях может и не оказаться.

Что касается алмазов, то по соседству с нами, в Архангельской области, находится крупнейшее российское месторождение алмазов по эту сторону Уральского хребта — оно носит имя Ломоносова.

Валерий Чернышов со студентами Вологодского университета (Фото: Архив Валерия Чернышова)

Интуиция геолога подсказывает мне, что продолжение этого месторождения должно быть на Илезской площадке (это территория Тарногского района). И рано или поздно алмазы здесь будут найдены.