Лента новостей
Все новости Вологда
Супруга заявила о безуспешных попытках отговорить Зеленского от политики Общество, 14:06 В Москве нашли мертвой экс-чемпионку России по тайскому боксу Общество, 14:03 Какие проблемы частного бизнеса поможет решить цифровизация HR Партнерский материал, 14:00 Проверка нового: какие проблемы ждут Владимира Зеленского Мнение, 13:55 Оболочка из пластика: как планета превратилась в гигантскую свалку Зеленая экономика, 13:55  Роспотребнадзор дал рекомендации по выбору кулича к Пасхе Общество, 13:53 Reuters сообщил о новом взрыве у церкви в столице Шри-Ланки Общество, 13:51 В столице Шри-Ланки обнаружили более 80 детонаторов для бомб Политика, 13:48 Еда на колесах: сколько стоит открыть и как окупить свое мобильное кафе РБК и ГАЗ, 13:35 Климкин после победы Зеленского процитировал мультфильм «Жил-был пес» Политика, 13:35 Полиция Москвы начала проверку данных о хищении картины Левитана Общество, 13:34 Аксенов усомнился в «принципиальных изменениях» после победы Зеленского Политика, 13:13 До какой скорости может разогнаться автомобиль Авто, 13:10 «Исторические выборы»: иностранные СМИ — о победе Зеленского Политика, 13:09
Вологда ,  
0 
Михаил Ананьин – РБК: «Череповцу нужны дешевые деньги»
Михаил Ананьин — заместитель мэра города Череповец (Фото: russworld.ru)

В конце сентября мэр Череповца Юрий Кузин защитил в Сколково программу развития города до 2035 года. Редактор РБК Вологодская область попросил заместителя Кузина — Михаила Ананьина, отвечающего в Череповце за экономику и инвестиции, объяснить, чем новая городская стратегия отличается от аналогичных документов других городов и самого города на Шексне — 12 и 7 летней давности?

В 2004 году при мэре Михаиле Ставровском докризисный еще Череповец на волне общероссийской эйфории «тучных» лет мог позволить себе роскошь выбирать себе будущее голосованием — в итоге был выбран суперамбициозный проект «Город лидеров», в котором типичный «лидер» представлялся похожим на могучий образ типичного же топ-менеджера «Северстали».

В первом посткризисном 2009-м при мэре Олеге Кувшинникове череповчанам лечили от депрессии массовыми сеансами психотерапии, рассказывая сказку под названием «Форсайт города Череповца».

Сегодня новая стратегия города, разверстанная аж до 2035 года, имеет невыразительное название «Череповец — растущий и развивающийся город», но содержит перечень индустриальных площадок и социальных объектов, которые появятся в будущем 400-тысячном городе, и упоминание о новом транспортном хабе на базе международного аэропорта. При этом с удивительной настойчивостью Череповец, как и 15 лет назад позиционируется в качестве «моногорода».

— В чем дело, Михаил Анатольевич, неужели все настолько плохо, чтобы до сих пор держать город в грустном списке монозависимых городов России, да еще в его «красной», самой опасной его зоне?

— По формальному признаку мы относимся к моногороду: главный критерий — существенная численность людей, работающих на градообразующем предприятии — соблюден. К тому же, все помнят кризис 2008 года, когда резкое изменение конъюнктуры металлургического рынка привело к сокращению производства, массовым увольнениям… Все эти годы создавались условия, чтобы от этой монозависимости уйти, и отчасти это удалось. «ФосАгро» развернула свои мощности, пошли системные процессы по созданию предприятий, не связанных с градообразующим. Наша задача — максимально насытить территорию такими предприятиями, чтобы сгладить отраслевую цикличность и выйти на стабильный уровень экономического развития.

Вице-премьер Игорь Шувалов вручает сертификат, подтверждающий факт защиты стратегии Череповца мэру Юрию Кузину (Фото: russworld.ru)

— В городской стратегии это главное?

— Нет. В течение первого срока Юрия Александровича [Кузина] на посту мэра подходы поменялись принципиально. Мы поняли, что Череповце можно довольно долго оставаться спокойным, стабильным городом. Но тогда он перестает быть точкой притяжения интересов.

Население перестает видеть перспективы города и начинает выбирать территории, с большим предложением рабочих мест и лучшими возможностями для карьерного роста. Это касается значительной части жителей города, но становится особенно чувствительной проблемой для «креативного класса»: интеллигенции, людей творческих профессий.

Они тоже себя здесь не видят. Начинаются поиски, попытки уехать. С другой стороны, мы увидели отсутствие интереса к таким «спокойным» территориям со стороны Федерации: «у них все хорошо, ну и пусть копаются — не будем ни мешать, ни инвестировать». Есть еще одна опасная тенденция: при существующей системе межбюджетных отношений мы попали в тиски ограниченного бюджета: уже 6 лет он у нас вне зависимости от ситуации в экономике составляет порядка 6 миллиардов рублей, а бюджет развития постоянно снижается. От миллиарда до, сейчас рассматриваем цифру в 700 млн.рублей с перспективой еще уйти. Это серьезная проблема для развития города. Поэтому мы и попытались сформулировать стратегию, которая должна помочь городу сделать рывок и выйти из «зоны комфорта», весьма относительного.

— Есть примеры, когда такое получалось в современной России?

Первой вспоминается Калуга. Калуга вчера и сегодня — два совершенно разных города. Интересный опыт у Татарстана. Меняется Белгород. Там пошли Серьезные вещи по привлечению доходной базы, сглаживанию социальных перекосов пошли в Белгороде… Мы выбрали приблизительно такой же механизм. Нам надо рассмотреть возможность создания на территории Череповца условий, при которых бизнесу было бы интересно сюда приходить. Хотя сегодня мы от бизнеса получаем немного. От инвестиционных проектов в 300, 500, миллиард рублей с точки зрения дохода в бюджет мы получаем минимум.

И здесь мы ставим две задачи. Первая — расширить налогооблагаемую базу, получить новые рабочие места и стабильные поступления НДФЛ. Второе — мы бы хотели воспользоваться возможностями федеральных программам, которые напрямую относятся и к моногородам.

— То есть вам нужны дешевые федеральные деньги?

— Мы видим, сегодня финансовые институты не работают, у нас нет длинных денег, деньги дорогие. Тогда надо поменять модели финансирования.

Дайте возможность вот эту выпадающую финансовую составляющую дорогую заменить дешевым ресурсом, и мы вам покажем, как можно целую отрасль на конкретной территории вытягивать.

А потом вы можете это из Череповца переместить на другие моногорода — это будет работать. Только нужно участие. Не можем банковской сферой закрыть — давайте смотреть федеральными ресурсами. Но это неправильный процесс. Финансовые институты должны работать. У нас все становится колом, мы видим падение объемов производства в масштабах страны, а коммерческие банки фиксируют максимальный объем прибыли. Это хорошо с точки зрения банка. А с точки зрения страны — это хорошо? Большой вопрос.

— Новая стратегия предусматривает рост населения города, привлечение сюда новых людей. Зачем это нужно и, чем может быть привлекателен Череповец?

— Конечно, жители нашего города энергичны, умеют работать, патриоты Череповца. Но есть здесь и свои минус. К примеру, я привык жить в городе и думаю уже его рамками. Все привычно, некоторые вещи уже не бросаются в глаза. Поэтому мы рассчитываем на то, что в город будет приходить не только бизнес, появятся новые жители, «новая кровь», молодые креативные ребята. И они будут давать подпитку развитию города.

Чем привлечь? Средой. Мы готовы конкурировать в этом с городами Северо-Запада, как минимум. Мы понимаем, если у нас в городе в любой конец можно добраться за 20 минут, то в столичных это займет 1,5-2 часа. Люди выбирают. А мы в этом видим свое конкурентное преимущество.

Слабые стороны тоже есть. У нас устойчивый ореол экологически неблагополучного, техногенного города. Хотя отчасти Череповец уже не такой. Но вот я еду в Москве по кольцевой и вижу шапку выбросов. Кто в Москве на это обращает внимание? Это город экологически нагруженный. Хотя об этом даже не говорят — в столице все нормально. Вот и мы должны принципиально поменять позиционирование. Нам надо заняться политикой продвижения территории. Финны с нами три дня ездили по предприятиям, они удивлены, оказавшись в абсолютно европейском городе, для Финляндии Череповец — это мегаполис, сопоставимый с Хельсинки. Достоинства надо показывать, они для людей являются ключевыми. Это стабильность, связанная с возможностью найти работу, дать детям образование. Грамотно увязывая такие вещи, нам кажется, уже можно дать возможность городу спокойно развиваться. Но наша задача — развиваться темпами опережающими, с нарастанием налогооблагаемой базы, численности населения. Мы цели поставили амбициозные…

Михаил Ананьин отвечает за привлечение в Череповец инвесторов (Фото: russworld.ru)

— Кто будет главным «движителем» этого развития? Я понимаю, что это будет бизнес, но, на кого вы планируете опереться — на местных предпринимателей или сторонних инвесторов?

— Наши предприниматели — это основа развития города, никто их не собирается ущемлять. Мы благодарны им за то, что они сделали для города. Но мы видим, что кое-кто пытается свои средства вывести на другие территории в России или сразу за рубеж. Мы стремимся нашим предпринимателям создать условия под новые проекты с принципиально иной позицией налогообложения. Но мы видим и очень слабую реакцию наших предпринимателей (не всех, конечно) на ожидания населения. К примеру, нам приходится просто колоссальные усилия прикладывать, чтобы предпринимателям объяснить — людей не устраивает такая стационарная торговля, когда человек вынужден пропихиваться в зарешеченное окно за бутылкой водки. Сегодня другое население с другим стандартом жизни. Ему нужны новые форматы.

Нам бы хотелось чуть больше конкурентной среды, чтобы молодежь могла реализовать свои творческие и коммерческие проекты. И чтобы наши люди тоже увидели — пришло время что-то менять. Если у предпринимателя бизнес не работает в новых условиях, а сам он ментально не может перестроиться, надо либо меняться, либо уступать место молодым.

А наша задача создать условия, чтобы не вывозился капитал, чтобы были интересно инвестировать здесь, чтобы бизнес видел перспективу развития территории. И мы стараемся нашу концепцию развития города показывать.

— Михаил Анатольевич, описывая Череповец, как оазис стабильности, в чем-то уже даже застойного спокойствия, вы, как мне кажется, описали ситуацию, в которой сейчас оказалась вся наша страна. Россия во многом потеряла драйв развития, теряет все больше молодых и креативных людей, которым здесь не находится применения. Нет ли у вас опасений, что вы со своим стремлением заглянуть за горизонт 30-х годов, с планами опережающего развития можете потерпеть неудачу?

— Цели надо задавать большие. Согласен, срок, который мы спрогнозировали выходит даже за понимание стратегического планирования, но это глобальные вехи, которые мы для себя расставили при обучении в Сколково, при консультациях с нашим бизнесом. Сейчас нам надо перевернуться и идти по новому тренду развития, причем, вокруг очень много завистников, критиков.

Говорят — вы чего выпрыгиваете из общей массы серых, больше всех надо? А мы хотим показать новую модель развития. И, знаете, мы часто недооцениваем себя.

Вот финнов пытаемся «приземлить» на площадку города с машиностроительным предприятием. Выехали на территорию «Северсталь-метиза», а финны нам говорят: да у вас здесь фактически индустриальный парк формата «браунфилд» — в корпуса, которые раньше использовались в технологическом процессе вписаны 57 арендаторов. Здесь и охрана, и инженерные коммуникации, и электричество, и от центра города два шага, и рабочая сила в два раза дешевле, чем в Санкт-Петербурге и в четыре, чем в Москве. Настоящий «клондайк» для предпринимателя, для нашей межрегиональной конкуренции.

Михаил Ананьи: «Знаете, мы часто недооцениваем себя» (Фото: russiaword.ru)

— Последний вопрос: что дает защита стратегии города в Сколково?

— Проблема моногородов, которой занимается Игорь Шувалов, масштабная: таких городов в стране больше трехсот, проблем в них море, денег на решение всех — нет. Но даже, если бы были — беседы с руководителями многих моногородов показали: они не готовы грамотно распорядиться федеральными деньгами. Мы показали, что можем и увидели, что Фонд развития моногородов и «Внешэкономбанк» нас услышали, поняли, что есть лидеры, на которых надо делать ставку.