Лента новостей
Все новости Вологда
Как стать инвестором, не имея значительного капитала, знаний и времени 14:07, РБК и Сбербанк Ученый прокомментировал доклад о природных катаклизмах на востоке России 14:06, Общество В Париже арестовали трех полицейских после скандала с советником Макрона 13:49, Политика Киев рассказал об обсуждении с Западом санкций против российских портов 13:38, Политика «ПСЖ» согласовал контракт с игроком основного состава сборной Франции 13:34, Спорт Меня там нет: создайте афишу с вами и Брэдли Купером 13:29, РБК и IWC Израильский танк нанес удар по ХАМАС в секторе Газа 13:25, Политика По запросу Роскомнадзора 44 копии фильма «Рубеж» удалили из Сети 13:03, Общество СМИ анонсировали рекордный трансфер футболиста сборной Англии в «Реал» 13:00, Спорт Многодетные родители — о бизнесе, воспитании и семейных путешествиях 12:48, РБК и Volkswagen Teramont СК возбудил дело после расстрела трех человек в Адыгее 12:44, Общество Глава КЧР прокомментировал возможность своего ухода после серии отставок 12:40, Политика В Кении убили гражданина России 12:29, Общество Черчесов отказался отвечать на вопрос о дальнейшей работе со сборной 12:14, Общество Reuters узнал о просьбах нефтяников США к властям отказаться от санкций 12:14, Бизнес Как бизнесу сократить транспортные расходы на 25% 11:55, РБК и «Шелл» Полиция узнала о двух россиянках среди жертв ДТП с маршруткой на Украине 11:50, Общество При столкновении маршрутки с легковой машиной в Дагестане погибли двое 11:38, Общество Пропавшего в Челябинской области мальчика-инвалида нашли мертвым 11:24, Общество «Манчестер Сити» стартовал с поражения на предсезонном турнире 11:14, Спорт Роспотребнадзор предупредил о 80 случаях кишечной инфекции в Мариуполе 11:03, Общество Технологический скачок: когда роботы отнимут рабочие места у людей 11:00, Партнерский материал В Благовещенске ввели режим ЧС из-за паводка в Амурской области 10:39, Общество Пайсон подал в отставку после обысков в «Роскосмосе» по делу о госизмене 10:28, Политика Как устроен современный промышленный центр обработки данных 10:13, РБК и Schneider Electric СМИ сравнили ядерное оружие России и США 10:06, Политика Операция «Наследие»: что будет со спортивными объектами после ЧМ 10:00, Общество В Алма-Ате простились с умершим призером Олимпиады в Сочи Денисом Теном 09:26, Общество
Алексей Кожевников: «Бизнесу не хватает политической грамотности»
Вологодская область, 30 дек 2016, 07:42
0
Алексей Кожевников: «Бизнесу не хватает политической грамотности»
Заместитель губернатора Вологодской области рассказал редактору РБК о пользе шоковой терапии, о новой структуре региональной экономики и о своем прогнозе ее развития в 2017 году.
Алексей Кожевников, заместитель Губернатора Вологодской области (Фото: РБК Вологодская область)

Мы беседовали с Алексеем Кожевниковым, отвечающим в региональном правительстве за блок экономического развития, за два часа до того, как на большом инвестиционном совете Губернатор Олег Кувшинников объявил о том, что Вологодская область наконец преодолела свою монозависимость от одной отрасли…

«Перемалываем» кризисы в системном режиме»

И начали разговор с того, что область уже гораздо легче, чем другие регионы, переживает экономические неурядицы.

— Мы действительно научились жить и работать в ситуации постоянного цейтнота, многозадачности, перекрестной проблематики, бюджетных ограничений и т.д., — говорит мой собеседник. — Честно говоря, вся эта так называемая шоковая терапия по ряду направлений нас уже перестала нервировать. Мы уже все эти кризисы начинаем просто в системном режиме перемалывать. Другим регионам, конечно, намного сложнее.

— Что вы имеете в виду, когда говорите о «шоковой терапии»?

— Я имею в виду наших предпринимателей, стойкости которых сейчас можно только позавидовать — с таким количеством проблем они сталкиваются. Это и привлечение оборотных средств, и сложности с долгосрочным финансированием для обновления основных фондов и модернизации, сложности с международным кредитованием. Если раньше предприятия, занимающиеся внешнеэкономической деятельностью, пользовались страхованием экспорта, валютными операциями при продаже на экспорт, то сегодня эти рычаги, к сожалению, усложнились. Государство не может в прежних объемах оказывать поддержку.

Следующим и, наверное, основным шоком является кризис доверия в самом предпринимательском сообществе. Люди начинают сомневаться, будут ли их партнеры завтра столь же устойчивы, как сегодня. Это приводит к кассовым разрывам, ужесточениям условий сделок, появлению дополнительной маржи за риск. Все это мешает рынку.

Ну и «венец» всему — сокращение доходов населения. Нужно признать, что люди потеряли часть своих доходов — это факт. Несмотря на то, что в среднем по стране зарплаты в номинальном выражении росли, однако в реальном выражении с учетом инфляции доходы населения сократились. Это не могло не сказаться на потребительском рынке, поскольку львиная доля субъектов малого бизнеса, средних компаний так или иначе завязаны на потребление.

— Наверное, с этим были связаны успехи всей нашей экономики последних 10-15 лет?

— Да. Именно поэтому мы сегодня там, где мы есть, потому что модель экономического развития была «заточена» под растущий рынок, а он сейчас либо падающий, либо стагнирующий. В этом нет ничего плохого, просто это другая реальность и нужны другие инструменты для развития. То, что пока они не задействованы, я считаю, и создает такую турбулентность для субъектов малого и среднего бизнеса. На это, к сожалению, накладывается еще и низкий уровень квалификации, политической грамотности...

— И это тоже важно?

— Я вчера ехал в такси по Москве. И таксист говорит: вот, мол, Дмитрий Медведев опять поднял стоимость парковок. То есть не нравится ему Правительство. При этом люди даже не задумываются о том, что такое разделение властей, где полномочия муниципальные, региональные, где сфера ответственности федерации, за что отвечает Правительство, какие проблемы сегодня решает кабинет министров.

Понимаете, люди реально думают, что премьер-министр занимается стоимостью парковок в отдельно взятом городе! Если перенести это на предпринимателей, речь идет о нарушении их представления о причинно-следственных связях: люди не ориентируются в пространстве и нормативных документах, не понимают, что такое законодательные инициативы, политические процессы и циклы.

Не понимают лучшего времени для принятия стратегических решений в бизнесе, для инвестиций, входа в ипотеку, к примеру, и т.д. Не понимают, одним словом, что происходит. Такое отсутствие у населения политической ориентированности тоже отчасти является источником сдерживания экономического роста.

— Что вас порадовало в уходящем году?

— Меня много что радовало в этом году. Видите ли, многие процессы, которые мы начинали и начинаем в нашей работе, очень инерционны. Я всегда говорил, что абсолютно наивно и непрофессионально ожидать от инерционных проектов краткосрочных результатов — немедленной экономической сбалансированности или новой структуры экономики. Это невозможно. Можно, конечно, себя обманывать, людям говорить неправду, но лучше этого не делать. Просто это непорядочно. И когда я говорю о том, чем я горжусь в этом году, я имею в виду результаты работы, которую я и мои коллеги делали 2,3,4 года назад. В этом году мы тоже сделали много, но этими проектами, очевидно, я буду хвастаться в 17-18 году.

«О том, что у нас сделано, на уровне федерации еще только начинают говорить»

— И все-таки, что запомнилось?

— Начну со стратегов. Главный результат здесь в том, что к финалу 2016 года Вологодская область имеет новую стратегию и программу социально-экономического развития, и план реализации стратегии. У нас есть весь пакет стратегических документов. И эту огромнейшую работу уже по достоинству начинают оценивать на федеральном уровне.

Надо сказать, то что у нас уже сделано, а уровне Российской Федерации об этом только сейчас начинают говорить. И у меня есть подозрение, что национальная стратегия развития будет очень похожа на стратегию Вологодской области, основанной на проектном принципе управления, целью которой стало народосбережение и развитие человеческого капитала.

Я горжусь, что у меня команда, способная так мыслить и работать.

Фото: РБК Вологодская область

— Если говорить о взаимоотношениях с федеральным правительством, то, как показалось, еще одной доминантой было привлечение в регион средств из федерального бюджета…

— Да, мы выполняли поручение Губернатора по привлечению федеральных средств. И Олег Александрович был доволен результатом этого года. Вы видели цифры — 122 миллиарда за 5 лет. При том, что общий объем финансирования со стороны федерации по большинству программ сокращается. Мы же оказались расторопнее и подготовленнее, чем другие регионы. Это колоссальные деньги. Это множество объектов: дороги, детские сады, поддержка селян, огромное количество программ и мероприятий, которые софинансируются Федерацией. Мы дальше продолжим эту работу в разрезе госпрограмм.

— Что можно сказать об изменениях в системе государственного заказа?

— Сегодня это система очень отстроенная, слаженная, здесь меньше творчества. Я бы выделил три момента: мы обеспечили потребность всей подведомственной сети учреждений социальной сферы необходимыми материальными средствами, услугами. Никто у нас не голодал, не срывались сроки строительства объектов и т.д. Вся работа была построена системно.

В начале года мы запустили систему электронного магазина. Благодаря этому мы сделали прозрачной систему закупок. Когда подвели итог, получилось, что этот инвестиционный проект окупился за 2 недели. Мы затратили просто минимальные средства на разработку программного продукта, ввели туда новых поставщиков, конкуренция выросла, цены упали, мы в месяц начали экономить от 1 до 1,5 млн руб.

Среди участников торгов стало больше вологодских товаропроизводителей, мы стали больше приобретать наших товаров и при этом экономить. Я считаю, блестящий результат.

Ну и главным проектом для системы госзаказа за последние два года стала разработка концепции и создание системы уполномоченного склада. Еще 2-3 года назад, когда мы только согласовывали концепцию системы госзакупок, Губернатор обозначил проблему: отсутствует инструмент входного контроля качества приобретаемых продуктов и услуг. Мы эту работу начали на закупках строительных услуг, совместно с нашими коллегами из блока строительства была создана служба единого заказчика. Теперь главным для нас стало выведение в зону прозрачности закупок продуктов питания. Вскрылся огромный пласт проблем. Система не хотела меняться. Но мы это сделали, и это, я считаю, главный проект трех лет для системы госзаказа. Следующий год будет годом чистовой отработки этой модели.

— Весь год правительство региона боролось с «серыми» зарплатами и «теневой» занятостью. Удалось их победить?

— Большая часть граждан по-прежнему остается в тени. На ближайшие 1-3 года у нас достаточно широкий фронт. Но эффект по налогу на доходы физлиц в текущем году составил более 300 млн руб. Почти в три раза больше, чем в прошлом году. В 2016 году нам удалось легализовать почти 33 тысячи работников, которые ранее получали заработную плату в конвертах.

Нам удалось не допустить безработицы в регионе: сейчас на 10 тыс. безработных в области 15 тыс. вакансий. Безработица чуть выше среднероссийской, но ниже, чем в среднем по «северам».

У нас качественный миграционный процесс. Мы планировали программу переселения в Вологодскую область 150 соотечественников, возвращающихся в РФ, а в итоге программой воспользовались 750 человек — в пять раз больше. И это не какие-то гастарбайтеры, а наши земляки, серьезные профессионалы. Также много работали со снижением долгов по заработной плате — общий долг снизился на треть. Теперь задача — не допустить рост в следующем году.

— Все это хорошо, а, как обстоят дела с собственно экономическим развитием региона?

— Здесь тоже по всем направлениям у нас неплохие результаты. В сфере малого бизнеса у нас рекордный прирост субъектов малого предпринимательства. У нас одна из самых эффективных и объемных программ поддержки малого и среднего бизнеса, рекордный объем привлечения средств на инновационные проекты, их десятки. Например, более 120 млн руб. мы привлекли на финансирование инновационных стартапов. А в целом более 150 предприятий получили прямую поддержку Правительства области, из них более половины — это производственные предприятия. У нас работают все формы поддержки предпринимательства: Региональный центр поддержки предпринимательства, Бизнес-инкубатор, также Фонд микрофинансирования, Гарантийный фонд, и другие. Кстати, фонды у нас прибыльные.

— Что можно сказать о нашей торговле и, соответственно, ценах?

— Весь год сказывался негативный фактор, связанный с сокращением потребления. Но цены в среднем у нас росли не так сильно, как в целом по стране. У нас один из самых высоких уровней местной продукции в наших торговых сетях. Мы проводили мероприятия по снижению цен, только ярмарочных мероприятий было на порядок больше, чем в прошлом году. И дальше будем развивать эту систему.

Отдельно выделю акцизную деятельность. Вологодская область поставила рекорд по сбору акцизов в бюджет региона: в текущем году их получено на 2,6 млрд. рублей. А еще три года назад было всего около 300 млн.

Фото: РБК Вологодская область

— Перед нашим разговором я посмотрел данные статистики по отраслям экономики области — динамика в промышленности очень неравномерная…

— Тем не менее индекс промышленного производства в целом за последние 5 лет выше, чем в среднем по стране.

И зависимости стали другие. В кризис 2008-2009 годов при падении металлургии упала и региональная промышленность. А в текущем году при некотором снижении металлургического комплекса по сравнению с 2015 годом, в целом по промышленности мы ожидаем 100%. Это связано с тем, что доля альтернативных отраслей (без учета металлургического производства) в общем объеме отгрузки за 2011-2016 годы увеличилась с 41% до 47%.

А то мы все привыкли, что «если у металлургов простуда, то у нас грипп». Такого больше нет. Мы научились компенсировать провалы в нашей основной отрасли. Пожалуй, рано еще говорить о диверсификации, как о свершившемся факте, думаю, следующая пятилетка завершит этот процесс. Но совершенно точно, что острую фазу мы уже прошли и начали показывать реальные результаты.

И еще. Хорошо отработали наши экспортеры, за год их стало почти на треть больше. Я горжусь результатом.

Корпорация развития также отработала год с прибылью, с ее участием был запущен целый ряд проектов. И в целом по экономике прирост инвестиций составил около 7%, в следующем году планируем прирост еще на 5%. Масса интересных проектов — у металлургов, у химиков, в лесной отрасли, в сельском хозяйстве. А объем инвестиций приблизился к цифре в 90 млрд. руб.

«Больше всего жаль упущенного времени»

— Мы много говорили об успехах. Но, наверное, не все получилось, наверняка есть проблемы. О чем вы жалеете больше всего в уходящем году?

— Больше всего жаль упущенного времени. Мне кажется, что проекты, которые мы сейчас запускаем, нужно было делать 5-7 лет назад. Есть проблемные предприятия, состояние которых меня беспокоит: к сожалению, собственники не всегда красиво поступают со своими активами. Можно привести пример Овчинно-меховой фабрики, Вологодского машзавода, Вологдаэлектротранса... Всего группа из 5 компаний — все остались брошенными, практически все закрыты.

Мне жаль, что нам не удалось предотвратить потерю этих предприятий, к сожалению, законодательство не позволяет нам решать за собственника, как ему развивать предприятие. Были и другие проблемные предприятия, за которые мы боролись, не всех, увы, удалось спасти.

Есть проекты инвестиционные, которые мы не смогли реализовать в этом году. Не состоялись несколько интересных предложений от иностранных компаний, у которых были желание и деньги. Не получилось по ряду причин. Обидно.

Но регион пользуется вниманием, нас узнают все больше и больше.

Отдельно отмечу — со следующего года сокращается финансирование федеральной программы поддержки малого и среднего бизнеса, нам станет немного тяжелее.

— А само предпринимательство в регионе растет?

— Да. И доля предпринимателей, и количество занятых, и выручка, и налоги. Им бы еще помочь растущим потреблением и дешевыми кредитами.

Еще минус — сокращение системы региональных банков. Это больно бьет по сфере моей ответственности, потому что наш бизнес активно кредитовался в этих учреждениях. И опять-таки мы никак не можем повлиять на эту ситуацию, так как ни Центробанк, ни банки нам не подчиняются.

Фото: РБК Вологодская область

— Последний вопрос: чего нам ждать от вологодской экономики в следующем году?

— Если говорить об экономике Вологодской области, то мы традиционно неплохо прогнозируем, погрешность прогноза — менее 5%.

Думаю, что в будущем году уровень производства мы не уроним, будем даже находиться в небольшом плюсе. Прирастем по инвестициям — надеемся добавить еще около 5%, чтобы приблизиться к цифре в 90 млрд руб. в год.

Если брать в целом по стране, мы очень крепкие середняки, даже чуть выше среднего уровня. У нас запланировано на 2017 год несколько мегапроектов, если они случатся, мы станем одними из лидеров.

Мы с газовиками хотим все-таки участвовать в развитии газотранспортной системы, проект очень емкий по деньгам, если все сложится, мы в эти проекты можем войти и серьезно загрузить строительный комплекс Вологодчины. По безработице мы не планируем шоковую терапию, рынок труда будет сбалансированным, динамика средней зарплаты и доходов будут на уровне среднероссийских показателей. Малый и средний бизнес будет продолжать опираться на потребление, а оно сильно расти не будет. Население продолжит сберегать деньги: у нас уже около 130 млрд рублей на депозитах — два бюджета области, и люди боятся активно тратить. Будут хорошие проекты в муниципальных образованиях, будем заниматься инвестиционным климатом. В целом мой прогноз — осторожно-оптимистичный.