Лента новостей
Все новости Вологда
Молдавия отказала во въезде журналистам НТВ и «России 1» Общество, 19:07 «Спартак» расторг контракт с пятым футболистом за зиму Спорт, 19:00 Минобороны назвало вбросом информацию о подмене ракеты 9М729 на брифинге Политика, 18:57 Чем биткоин хуже XRP: SBI Holdings назвал первую криптовалюту бесполезной Крипто, 18:49 В КХЛ избрали новый состав совета директоров Общество, 18:42 ЛДПР предложила отменить деление жилья на доли​ Пресс-релиз, 18:40 Руководство ЦБ проведет встречу с конфликтующими акционерами «Восточного» Финансы, 18:38 Бизнес-ассоциации попросили Бастрыкина изменить меру пресечения Калви Бизнес, 18:30 МИД ответил на слова Порошенко об отказе США от переговоров с Россией Политика, 18:29 Сенатор пояснил свои слова об ограничении работы гипермаркетов Бизнес, 18:26 Замглавы Щелковского района Подмосковья заподозрили в мошенничестве Общество, 18:15 СМИ назвали причину смерти Лагерфельда Общество, 18:12 Шахматный турнир в гостинице «Космос» отменили из-за эвакуации Общество, 18:11 Умерла лауреат премии «Золотая маска» Наталия Терентьева Общество, 18:10
Вологда ,  
0 
«Северсталь» поработает на акционеров
В отсутствие крупных инвестпроектов и желания участвовать в слияниях и поглощениях, «обеспечение возвратов средств акционеров» становится основным приоритетом компании.
Фото: severstal.com

О приоритетности последней задачи для «Северстали» её представитель заявил в недавнем комментарии, на который ссылаются «Ведомости». Эксперты сходятся на том, что аналогичные планы повышения привлекательности за счёт выплаты щедрых дивидендов существуют и у других основных российских сталелитейных компаний.

Дивиденды — одно из трёх основных направлений свободного денежного потока российских металлургов — сегодня выходит на первый план.

Не сливаются

Ещё один способ с пользой потратить большие деньги — политика роста бизнеса за счёт слияний и поглощений (так называемая M&A-политика) — стала неактуальной для отечественных металлургических компаний после кризисов 2008 и 2014 годов, во время которых они с большим трудом и существенными финансовыми потерями избавлялись от своих зарубежных активов. Для «Северстали», например, завершение этого болезненного процесса позволило по итогам 2011 года получить первую за три года чистую прибыль в размере $2 млрд (против убытка в $575 млн годом ранее). И стать «самой эффективной металлургической компанией страны», по вердикту тех же «Ведомостей».

Тогда же Алексей Мордашов публично заявлял, что смотрит в будущее «с умеренным оптимизмом»:

«У нас уже нет убыточных активов, мы вертикально интегрированы и полагаем, что наша обновленная стратегия и активы позволят достойно развиваться. Если будет хороший цикл, мы сделаем отличные деньги, если будет плохой цикл, то сделаем просто хорошие деньги».

Думать о новой попытке экспансии, особенно в зарубежные активы металлургам мешает и общая ситуация в отрасли, отличающаяся высокой неопределённостью. «Цены волатильны, макропрогноз неясен, страновые риски обострились», — так определяет качество деловой среды директор по металлургии и горной добыче Prosperity Capital Management Николай Сосновский.

В своих последних отчётах ожидания на ближайшую перспективу российские металлурги связывают с Китаем. С одной стороны, он продолжает оставаться главным потребителем мировой стали. Во многом из-за китайского спроса и позитивных для рынка новостей из «Поднебесной» в конце 2015 года удалось остановить более чем 50-процентное падение цен на сталь и в этом году она снова подорожала до $557,5 за тонну, хотя это всё равно на 3,5% меньше в сравнении с 2012 годом).

С другой стороны, Китай потенциально остаётся крупнейшим мировым производителем стали. В случае, если он задействует на полную мощность всё своё производства, рынку не избежать нового кризиса перепроизводства и серьёзного падения цен.

О бессмысленности капитальных вложений

Всё это ещё несколько лет назад привело российские металлургические компании к мысли о бессмысленности наращивания производственных мощностей, когда существующие при лучшем сценарии загружены едва на 70%. Практически все отечественные игроки стального рынка взяли курс на совершенствование внутренних процессов, сокращение административных расходов и сравнительно небольшие точечные инвестиции в модернизацию наиболее критичных узлов технологической цепочки.

Размер инвестиций при этом разнится в зависимости от специализации той или иной компании и степени изношенности основных фондов.

Например, у «пожилой» Магнитки инвестиции в модернизацию существующих мощностей и строительство новых до 2025 года составят $400–600 млн (22-32 млрд руб.) ежегодно. «ММК делает упор на первый передел — новая аглофабрика, новая коксовая батарея, новая домна — и на модернизацию существующих мощностей», — заявил «Ведомостям» представитель компании.

У «Северстали» инвестиционные затраты скромнее. В этом и следующем году запланировано потратить порядка 16 млрд руб. В программу входят перекладка коксовой батареи № 4 с модернизацией вспомогательных объектов, строительство второй установки «печь-ковш» на Череповецком металлургическом комбинате, которая позволит немного увеличить производство конвертерной стали. Больше всего — 7,6 млрд руб. «Северсталь» планирует потратить на новый агрегат непрерывного горячего цинкования производительностью и агрегат полимерных покрытий металла.

Всё достаётся акционерам

Остальные (самые большие) средства, получаемые металлургическими компаниями от операционной деятельности, они предпочитают тратить на выплату щедрых дивидендов. «Более понятная и предсказуемая дивидендная политика стала одним из самых простых способов повысить инвестиционную привлекательность компаний», — подчеркивает аналитик «Атона» Андрей Лобазов.

Для большей предсказуемости дивидендной политики металлурги даже отказались в последнее время от привязки размера платежа к чистой прибыли или зависимости от долговой нагрузки. Это слишком неустойчивый показатель, на который могут влиять различные неденежные статьи, объясняет финансист одной из компаний.

«Северсталь» по дивидендной политике платит не менее половины скорректированной чистой прибыли, если долговая нагрузка меньше 1 EBITDA (долговая нагрузка компании — 0,4 EBITDA). Но цель компании — направлять на дивиденды весь свободный денежный поток, пишут аналитики «Атона» в своем обзоре.

«Ориентиром для инвесторов компании являются дивиденды на уровне 100% свободного денежного потока», — подтверждает «Ведомостям» представитель «Северстали».

Так, за 2016 год компания вернула акционерам $1,089 млрд в виде дивидендов, при этом ее денежный поток после капитальных затрат был $1,021 млрд. За 2015 году на дивиденды пришлась почти половина свободного денежного потока.

Аналогичным образом действуют и в других российских металлургических компаниях.

Такую политику металлургов, включающую в себя точечные инвестиции в развитие, консервативную финансовую политику и высокий уровень доходности для акционеров, одобряют рыночные аналитики.

Как полагает директор по инвестициям TKC Partners Андрей Третельников, это позитивно скажется на капитализации компаний и позволит владельцам в среднесрочной перспективе снижать доли владения, чтобы инвестировать в более быстро растущие бизнесы.

Последнее мы уже наблюдаем на примере «главного» акционера «Северстали» Алексея Мордашова, который за счёт собственных дивидендов может позволить себе эксперименты с инвестициями в туристический бизнес, золотодобычу и ритейл…